Меню

Интервью с ведьмой: Часть первая «Письмо»

Интервью с ведьмой - Часть первая Письмо

Взвейся к небу дух огня

Закипай варись стрипня.

(Шекспир У. «Макбет»)

Антикварный магазин

Все началось с того, что моя бывшая подруга до чёртиков любила всякую чертовщину. Увлекалась Гаданием, посещала всевозможные вебинары и попросту занималась бесполезным делом, которое ещё к тому же сильно било по финансам.

На очередной ее день рождения я долго думал что ей подарить.

Зайдя в лавку для (дураков), а именно таковыми я и считал людей психотипа моей подруги. Я долго ходил по рядам, думая чтобы такое приобрести ей в подарок.

Всё-таки 30 лет, как ни как, но круглая дата. Взгляд мой упал на толстенькую книгу в кожаном переплете. Надпись гласила .«Vocationem etiam tenebrarum dominis.»

  • Позже я, узнал, что это в переводе с латыни означает, что-то типа пособие по призыву дьявола.

Вся книга производила гнетущее впечатление и выглядела очень древней. Я был уверен, что это неплохое поддельное издание. Но вот цена была ну очень настоящая.

Продавец, странный парень, одобрительно посмотрел на мой выбор. И после того как я отсчитал свои кровные, уложил книгу в деревянную коробку, со странными вида рунами. И вручил мне небольшой кулон в форме двенадцати конечной звёзды, такая же звезда была и на застёжки книги. А ведь я даже не посмотрел на содержимое книги. Надеясь в душе, что вся книга будет на латыни, принял этот кулон. Продавец подтвердил мою догадку, что это ключ, и с уважением произнес.

— Я уверен что вы не разочаруетесь.

— Спасибо. Я тоже на это надеюсь.

На том и разошлись.

По дороге к своей подруге я решил заехать в редакцию.

Я ещё не получил гонорар за прошлую статью, а сегодня он наверняка пригодиться. С учётом аппетитов моей благоверной, в плане ресторанного меню. А вот покупка меня малость обескровили и бумажник значительно похудел.

Не буду описывать прошедший вечер. Могу лишь сказать, что подарок произвел фурор. Даже больше чем следовало. После традиционного ужина в ресторане, придя домой, я преподнес ей приобретенную на кануне книгу, и на этом все, я потерял свою благоверную. Потому как она с головой погрузилась в изучение данного фолианта.

Вся книга была на латыни. Ну я скромно позлорадствовал. Произнеся одними губами.

«- Гугл тебе в помощь»

Вышел из квартиры и отправился в ближайший бар.

Плохие новости

Плохие новости

Под утро, я кое как добрался до квартиры, которая не так давно перешла мне в наследство, и в которой я только на прошлой неделе закончил ремонт.

Из двух комнатной квартиры сталинского периода получилось вполне приличное убежище, представляющее из себя жилую комнату и кабинет по совместительству с библиотекой.

Моя подруга, кстати звали ее Ирина, не особо возражала когда я после очередного творческого запоя обосновался именно в этой квартире.

Мне порой казалось что ей вообще все равно дома я или нет.

Расписаны мы не были. Жила она у меня, а свою однушку в Бутово сдавала. И все, ну почти все, вырученные деньги тратила на свое странное увлечение.

Иногда это страшно раздражало, но по сути особо не напрягало.

Вот так и тем вечером я даже по сути был рад что смог спокойно посидеть в баре и по приходу в свое рабочее логово, упасть на диван и уснуть как и положено сном беспробудным.

Но проспаться, не говоря уже о том чтобы выспаться, случиться было не суждено.

Пришел я примерно в начале четвертого. А уже в 7 часов утра меня бессовестно разбудил стук в дверь причем колотили совсем старанием.

Кое как оторвав голову от дивана я проковылял к дверям.

— Кто?

Про то что бы посмотреть в глазок мой сонный мозг просто не додумался.

— Откройте полиция!

Голос за дверью проскрежетал по мозгам.

— Вы ошиблись.

Проговорил я и направился в комнату, где как я помнил на столике оставалось ещё большая часть от литровой бутылки виски.

Не успел я сделать и пару глотков живительного Эликсира, как в двери опять забарабанили с удвоенной силой.

Виски немного просветили, вернее просветлили мозг. И появились вопросы. По какому праву всякие погонистые. От слова поганцы, ломятся ко мне в квартиру.

Вновь не выпуская бутылку из руки я поплелся к дверям. Полицию я не когда не боялся, ну во первых, я какой не какой, а всё-таки журналист. А во вторых, я знал, что мне по сути не чего серьезного попросту предъявить этой братии нечего.

— Ну чего двери ломаете?

Я посмотрел на человека в штатском, как я думал суровым взглядом. Позади, как я догадался, опера, переминаясь с ноги на ногу маячил участковый.

— Зарубин Сергей Олегович?

— Ну и что с того? И с кем имею не удовольствие общаться?

— Старший опер уполномоченный Волошин Максим.

Он сверкнул удостоверением. И отодвинув меня плечом просочился в квартиру. И участковый просеменил за ним, двое ППСников которых я по началу не заметил вошли следом.

— Сергей Олегович где Вы были прошедшей ночью?

Голос опера был обыденным даже скучающим. А вот сам вопрос не чего хорошего не предвещал.

— А в чем собственно дело?

Да не чего собственно такого, за исключением такого пустяка, как убийство вашей сожительницы, Соловьевой Ирины Владимировны. Или Вы такую не знали.

— В каком смысле убийстве?

Что-то не хорошее кольнуло под лопаткой, я сделал большой глоток из бутылки виски.

— Кто ее убил? Когда? Да какого черта происходит?

— Вам придется проехать с нами.

Я сделал ещё один глоток и поставил бутылку на стол.

— Вот и правильно. А теперь Ваши руки пожалуйста.

Я протянул руки и на запястьях незамедлительно защелкнулись наручники.

Письмо

печать из сургуча

В управлении меня продержали часа три. Я был искренне удавлен оперативности работы наших родных органов.

Ну то, что меня разыскали на столько быстро, меня не удивило не чуть, а вот с какой скоростью было проверено и подтверждено мое алиби, вот это стало для меня реальное открытие.

В 6 часов утра соседка пошла выгуливать свою собаку, вредного такого, маленького пса, который честно противно тявкал. Так вот, поводка он не признавал в силу своего противного характера. И потому прошмыгнул в первую же приоткрытую дверь, а эта самая дверь вела как раз в мою квартиру, где на кануне я оставил Ирину с ее подарком.

Вот соседка то и обнаружила тело моей бывшей подруги. Она была распята прям на стене нашей спальни, приколочена здоровенными гвоздями в низ головой. На теле вырезаны какие-то символы. А поверх пришпилиных ног прямо на обоях сияла надпись,«Quis rem alienam accepit mors exspectat. et rediit ad award.»

Я не силён в латыни, но следователь пояснил.

«Взявшего чужое ждёт смерть. Вернувшего награда»

Что это значит меня не волновало. Я не переставая думал, какая тварь, какой нелюдь мог такое сотворить?

Касательно вырезанных символов на теле Ирины следователь пожал плечами.

— Это похоже на какой-то дикий обряд сатанистов.

Сказал он, подписал мне пропуск на выход.

По дороге домой (туда же откуда меня утром забрали) по тому как, во первых следователь попросил пока не посещать место преступления, и потом самому не хотелось туда ехать.

Телефон звонил и не первый раз, я просто его не слышал.

— Ало!

— Сергей ты где? Тут все на ушах стоят что там у тебя случилось?

— Я сам не знаю, Пал Палыч только от следователя вышел.

Пал Палыч был главным редактором газеты в которой я трудился, и по совместительству моим товарищем.

— Заедь в редакцию, тут тебе письмо.

— Перешли на почту я дома посмотрю.

— Ты не понял, бумажное письмо, и на нем печать из сургуча.

— Из чего?

Я что-то не припоминал чтобы кто-то в нашем продвинутом веке слал письма, да ещё с сургучной печатью.

— Хорошо сейчас буду.

Я резко свернул на лево и через квартал припарковался у редакции.

Письмо из пожелтевшей плотной бумаги. Запаянное сургучом со странной литерой «В».

Сломав печать я развернул послание. Ровным каллиграфическим почерком было написано следующее.

«- Юная дева, не понимающая истинной силы, сломала запретную печать замка старинного. Действом этим прокляв себя и все что дорого ей было.

Гордость ее выпустила силы древних. Силы те древнее самого времени.

Верни мне книгу не позднее третьего восхождения луны.

И требуй награду.

Чуть ниже было приписано, будь один это обязательное условие.

Затем шёл адрес куда следовало привезти книгу.

Я сложил письмо, убрав его во внутренний карман куртки.

— Все нормально?

Спросил Палыч.

— Да. Конечно.

Я вышел из редакции.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code