Меню

Охота

Охота

Охота – в наши дни, многие не осознают, насколько это интересное и увлекательное занятие. Дело не в желании убить невинных зверушек и не в жажде помериться трофеями с приятелями, как думают многие. Нет, для настоящего охотника это возможность ненадолго почувствовать единство с природой, первобытную, почти забытую силу хищника, выслеживающего добычу.

Охота – для меня это битва двух существ, инстинктов и интеллекта, обострённого звериного чутья и современного человеческого оружия. Битвы за права жить, съесть или быть съеденным.

Охота по-настоящему, прекрасно, если конечно жертва не ты…

Мне доводилось ходить, на кабана, лисицу, волка, оленя и медведя. Бывало пару раз мы охотились и на лося. К каждому зверю нужен свой подход, свои хитрости, иначе подстрелить его не выйдет.

Эта охота с самого начала отличалась от других. Рядом с глухим селом, где жили мои дальние родственники и куда я раз в год выбирался, на недельку две, завелся хищник, не то шатун, не то матёрый волк. Никто его не видел, но неожиданно в лесу поубавилось зверья, а потом зверюга задрала двух охотников.

Поиски зверя начали сразу, как обнаружили тела. Вот только никого так и не нашли. Следов хищника не удалось обнаружить, стай волков рядом не наблюдалось, да и медведей, судя по следам, тоже давно не видать. А через пару ночей зверь посетил уже саму деревушку. Пострадало двое. Один дедок, ночью не вовремя выбравшийся в отхожее место, и пьянчуга, что видел, как зверь того задрал.

Первый умер, а второй отправился в психушку. Он бормотал такую околесицу, что только при белке привидится, или под грибами.

Местных сил не хватало и позвали всех охотников, кто в районе был. Шли уже третьи сутки нашей облавы, самой странной, что я видел в жизни. Зверя в лесу кажется почти не осталось. Конечно может это куча людей их распугало, но вряд ли.

Напрягала странная тишина, хорошо хоть кое-где не растаявший после оттепели снег хрустел под ногами, да порой ветки деревьев скрипели. А то бы совсем тихо было. Следов хищников, да и другой живности я тоже почти не видел.

К концу дня мы двинулись к точке сбора, я и два моих напарника. Вечерело тут быстро и на пол пути сумерки сгустились прилично. Тогда-то я и почувствовал взгляд, внимательный изучающий. Таким взглядом, наверное, мясник смотрит на телёнка, которого вскоре будет разделывать.

Вдруг стало совсем не по себе, показалось, что стихли абсолютно все звуки, собственное дыхание на фоне этой тишины стало каким-то громким, прерывистым, мои товарищи тоже забеспокоились стали оглядываться по сторонам. Но никого заметно не было.

Я двигался замыкающим и мне всё время казалось, что вот ещё секунда и на меня бросится кто-то из тьмы. Никогда такого не было, ни на одной охоте. Я почувствовал себя маленьким ребёнком, боящимся бабайку, в шкафу.

Мы стали переговариваться, делясь странными ощущениями и пришли к выводу, что это всего лишь нервы.

И тут мне показалось, что я увидел тень, мелькнувшую сбоку. Всего на мгновение в темноте сверкнуло что-то красное и исчезло. И тут мне стало совсем страшно. Свет фонарей ничего не обнаружил, и мы двинулись дальше.

Но спустя пять минут всё повторилось, ощущения взгляда, зловещая тишина и тень, которую на этот раз заметил Гришка. Когда всё повторилось в третий раз, мы выстрелили, но куда там. Кажется, ушло в молоко.

Взгляд не возвращался минут десять и от сердца уже почти отлегло как вдруг из кустов на Гришу выпрыгнуло нечто здоровенное, тёмное и с сияющими, словно докрасна раскалённые угли, глазами. Фонарь в моей руке выхватил из темноты голову существа.

Лось! Клянусь, это был лось из самой преисподней. Огромная голова, пылающие алым глаза, гигантские рока и пасть полная зубов. Им бы позавидовала даже акула. Господи такого кошмара я не видел даже в фильмах ужасов.

Гришка страшно заорал, придавленный копытом существа. Михаил, второй наш товарищ, попытался выстрелить, но зверь мотнул головой и отправил Михаила в долгий полёт.

Паника мешала думать, звериный, первобытный страх сковывал. Красные глаза существа, как будто гипнотизировали, притягивали. И лишь в глубине сознания какая-то часть меня отчаянно сопротивлялась.

Я сам не понял, как сдёрнул ружьё с плеча и выстрелил. Жуткий, ни на что ни непохожий вопль, прорезал лес, существо, казалось ринется на меня и растопчет, разорвёт своими клыками.

Я выстрелил второй раз. С бешеным вскриком чудовище метнулось прочь. А я остался стоять не в силах пошевелиться. Лишь спустя несколько минут, ступор прошёл, и я кинулся к товарищам.

Гриша выжил, хоть и еле откачали. Михалычу досталось меньше, всего несколько сломанных рёбер, да выбитых позвонков. Я же угодил в больничку, лечить «пост травматический шок».

Мне никто не поверил, Гриша ничего не помнил, а Михалычу хватило ума описать обычного лося, только, не то бешеного, не то перепуганного, вылетевшего на нас с разбегу. Мои же россказни списали на временное помутнение от шока. Я на него не в обиде, тем более что у нас теперь есть общее дело.

Чудище из наших мест после того случая ушло. Но оно мне часто снится, и я не могу избавиться от этих наваждений. Страшных, жутких, заставляющих просыпаться ночью в холодном поту от собственного крика.

Сейчас я допишу и буду выезжать, похожие нападения начались вновь в пятистах километрах от того леса, где мы встретили лося. На этот раз мы готовы и не будем жертвами. Я узнаю, что это за тварь, я должен…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code