Меню

Проклятая флейта

Проклятая флейта

  • Говорят, есть на свете предметы, что были прокляты. Говорят, что владение ими дарует власть, и в то же время требует плату. Иногда это душа, а иногда нечто другое. Среди таких предметов, есть и флейта, что способна очаровать своей мелодией любого. Говорят, сам дьявол любит послушать, как на ней играют на его балах.

Ночь давно вступила в свои права. Запахи ночных трав и цветов кружили голову. Я чувствовал их, я хотел наслаждаться ими, хотел танцевать, под безумные, чарующие звуки. Эта мелодия расслабляла и соблазняла. Покоряла волю, сводила с ума, заставляя забыть кто я и где нахожусь.

— Действительно кто я?

— Это неважно.

Словно шептали звуки дудочки мне на ухо.

— Что я здесь делаю?

— Ты танцуешь, забудь, забудь обо всём.

Музыка проникала под кожу, забиралась в жилы и растекалась по кровеносной системе, пьяня и дурманя.

Вокруг всё было словно в искрящемся тумане. Разобрать что-либо нереально. Я точно знаю – сейчас ночь, но мне кажется светящимся и размытым. Страха нет только эйфория.

Я медленно двигаюсь к источнику звука – единственному чётко различимому пятну в этом светящимся мире. Этот мужчина, совсем ещё парнишка. Он смотрит на меня печальными глазами. Уставшими и в то же время кажется светящимися от надежды.

Мелодия прерывается.

— Нет, пожалуйста, продолжай. Мне нужно, нужно ещё послушать.

Стало так неуютно, как только мелодия исчезла. Показалось, что мир начал стремительно темнеть. Ощущение беспокойство стремительно нарастало. Показалось что я совершенно беззащитен и только если звуки вновь польются из флейты я буду в безопасности.

— Тебе нравится эта мелодия?

— Да, она прекрасна. Пожалуйста, продолжай играть.

Подул холодный ветер, заставляя вздрогнут от холода.  Я поёжился и с надеждой взглянул на парня.

— Мне тоже когда-то она нравилась.

Парень грустно улыбнулся.

– Знаешь я устал. Не хочу больше играть.

С этими словами он соскочил с камня, на котором сидел и направился прочь в сторону виднеющейся рощи.

— Погоди, пожалуйста сыграй ещё.

Мне показалось что за мной кто-то наблюдает. Кто-то зовёт меня, стало жутко. Какая-то часть моего разума говорила, что происходит что-то неправильное, не естественное, но я не мог понять, что именно.

Я подбежал к парню, он оказался на голову выше меня и схватил его за руку.

Он посмотрел на меня с грустью.

— Я не буду больше играть, но коли хочешь, сыграй сам.

— Но я не умею!

— О не волнуйся, лишь коснись губами флейты, и ты сможешь сыграть эту мелодию, уж поверь.

Парень протянул мне инструмент. Часть меня кричала, что я не должен брать её в руки, что это опасно. Что нужно бежать, отсюда. Что это ловушка. Но другая наоборот твердила, что я должен, просто обязан взять её в руки и использовать по назначению.

Я, медленно борясь с самим собой коснулся флейты, затем взял её и поднёс к губам. Парень спокойно наблюдал и лишь когда из инструмента полились первые звуки, он кажется облегчённо улыбнулся.

Волшебная, прекрасная мелодия лилась из инструмента. Флейта подсказывала мне что делать. Я чувствовал её как себя.

— Спасибо парень. Я долго этого ждал, теперь я свободен. Спасибо и прости.

Я с удивлением взглянул на юношу, тот грустно поклонился и стал медленно таять. Наслаждение, которое дарила флейта вдруг отступило на второй план.

Неожиданно вспомнил всё. Вспомнил, как приехал с друзьями, на речку. Как планировали заночевать в палатках. Как пошёл за хворостом, в рощу. Как услышал мелодию и словно осёл видящий впереди морковку, пошёл на эти чарующие звуки, не замечая более ничего вокруг.

Дудочка стала нагреваться, вдалеке кто-то завыл, протяжно и жутко. А рядом со мной появилась тень. Огромная словно многоэтажка, от неё веяло силой и жутью.

— Новый музыкант, жаль Николка мне нравился. Ну да ладно, пойдём.

Я хотел что-то ответить. Но не смог, хотел попытаться убежать, но ноги словно вросли в землю.

Я продолжал играть, не понимая, что происходит, а потом в голове раздались слова.

— Кто проклятую флейту себе возьмёт,

— Мелодию сыграя, на веки пропадёт.

— Лишь раз в столетье будет шанс,

— Проклятье, что довлеет другому передать.

— Ты век играй исправно, на бале сатаны.

— Ты проклят окаянный, печальны твои сны.

Александр Ветерков 26 лет, исчез в полнолуние, рядом с местом отдыха, куда выбрался с друзьями.  Несмотря на усилие полиции, родственников друзей и волонтёров его так и не нашли.

Никто не догадывался, что ровно сто лет назад, точно так же, в этих местах исчез восемнадцатилетний Николай Гвоздюк. А до него были другие, много других…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code